Полицейские задержали в Москве более 170 муниципальных депутатов. Так власти борются с пандемией и «нежелательными организациями». 

Госдума разрабатывает законопроект об уголовном наказании за недостоверную информацию о росте цен. Так власти борются с инфляцией в стране.

Роскомнадзор начал замедлять работу Твиттера в России. Так власти борются с протестными настроениями в обществе.

Путин подписал указ о блокировке «незаконной» предвыборной агитации в интернете. Так власти борются с политической конкуренцией на выборах.

Госдума приняла закон об ограничении просветительской деятельности. Так власти вводят идеологическую цензуру в образовании.

Нет, это не годовой обзор репрессивных действий властей. И даже не месячный мониторинг. Это сообщения за последние три-четыре дня!

Государственный механизм введения всесторонних ограничений набирает обороты буквально на глазах.

Уже скоро угроза блокировки популярных соцсетей, а возможно, и вообще отключения России от всемирной сети может показаться сущей мелочью на фоне реальных тюремных сроков за инакомыслие. 

Сделали репост дискуссии о незаконности присоединения Крыма к РФ — срок за призыв к нарушению территориальной целостности России. 

Возмутились в родительском чате школьной программой по истории — уголовная ответственность за искажение исторических фактов. 

Ретвитнули пост друга об участии в уличном протесте — дело об организации несанкционированных акций. 

Решили порассуждать публично о сфальсифицированных делах, возбужденных в отношении «экстремистов», которые призывают к сменяемости власти, — статья об оправдании экстремизма и терроризма. 

Усомнились в достоверности официальных данных об уровне жизни или официальной  коронавирусной статистики — обвинение в оскорблении власти и распространении ложной информации. 

Те, кто полагает, что можно отсидеться, что главное — не высовываться, очень сильно заблуждаются. Это не вспышка агрессии со стороны власти, а суть новой эпохи, суть режима, закрепленного плебисцитом 1 июля 2020 года.

Власть относится так не только к своим политическим оппонентам, но и к абсолютному большинству граждан страны. Поскольку забота о благосостоянии населения не является для режима приоритетом, рост недовольства неизбежен. Циничная власть это хорошо понимает, поэтому сигнализирует, что любое проявление даже не протеста, а недовольства будет подавлено.

Как говорил сталинский прокурор Вышинский, «был бы человек, а статья найдется».

Машина репрессий строится вовсе не только для политических и общественных лидеров и активистов. С ними система Путина уже давно расправляется, наглядное подтверждение тому — убийства Юрия Щекочихина, Анны Политковской, Бориса Немцова, Тимура Куашева, Фарида Бабаева, покушения на жизнь Владимира Кара-Мурзы, Алексея Навального и многих других.

Как выясняется, для этих целей разработаны специальные технологии и приемы, возможно, существуют и «эскадроны смерти». Однако теперь репрессивный механизм конструируется уже для всех российских граждан. Его главное предназначение — посеять в обществе страх.

Сегодня путинская власть управляет страной с помощью страха, других рычагов у этой системы нет.

Взаимодействие власти и общества посредством таких институтов, как выборы, защита прав человека, правосудие, отсутствует — в первую очередь потому, что эти институты в России уничтожены. Остается только страх. Страхом пронизывается все.

Страх должен охватить каждого гражданина страны. Такова сегодня цель всей политики Путина.

И это важно помнить. Так же как важно помнить о главных угрозах нашей стране (см. Что угрожает Путину и что угрожает России, февраль 2021), не идти на поводу у пропаганды  ни с чьей стороны, не быть дезориентированными мнимыми угрозами.

Потому что главная угроза для России — это несменяемая и ничем не ограниченная власть, нацеленная на лишение людей свободы, на тотальное подчинение жизни каждого.

Григорий Явлинский, политик, основатель партии «ЯБЛОКО»

ПРЕСС – СЛУЖБА ПАРТИИ «ЯБЛОКО»

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 2.94 (8 голосов)